Дрессировочная площадка Оскар
РФСС
 телефон: +7 (904) 500-73-73
 e-mail: ngokonkk@yandex.ru

о заводчиках и просто владельцах

ЮМОР

Шла девушка с собаками

По парку городскому.
На девушку с собаками
Смотрели все с тоскою.

Ведь девушка с собаками,
Как будто - фея снежная.
У девушки с собаками-
Одежды белоснежные.

И там откуда плечи,
Полоской на ключице,
Написано для многих-
I'm-сердечко-Sammy!

Застыли алкоголики.
С бутылками на лавке.
У двух студентов колики,
Случились прям на травке.

Запас слюней истратил
Пузатый джентельмен.
И спотыкался сзади,
С пробежками, спортсмен.

Ещё чуть чуть и кто-то.
Звонил бы в неотложку.
А нужно-то, всего-то,
Чтоб появилась кошка.

И эхом отозвался-
Собаки лай, в кустах.
Лишь поводок остался
У девушки в руках.

Все поняли без фальши,
-Инстинкты, ну и что?
Но что случилось дальше
Не ожидал никто.

Кричала громко девушка,
Как наступив на грабли,
Но не спешили к девушке
Комнебля и Кудабля.

Команды трёхэтажные,
Срывались с языка.
У джентельмена важного,
Задёргалась щека.

Студенты как на сессии,
Достали все зачётки.
Бегун, борясь со стрессом,
В руке задвигал чётки.

Словарный, алкоголики
Пополнили запас.
На их сидячем столике,
Всё пиво скисло в квас.

В округе все застыли,
Дрожа, как мизерабли,
Пока не отловили
Комнеблю и Кудаблю.

с просторов интернета

09:49
RSS
11:07
13:39
13:08
У моего друга, весьма интеллигентного на вид, есть нехорошая привычка — шутить с абсолютно серьезным выражением лица.
И вот гуляя со своей ТАКСОЙ, он разговорился с владелицей ДОБЕРМАНА. Они болтали, и хозяйка добермана между делом спросила:
— А вы видели, что наши собаки так похожи?
— Естественно, ведь это — одна и та же порода.
— Как одна?
— Ну, вы посмотрите, как они похожи. Вот только уши… Вы своей купировали?
— Да, в три недели.
— А мы — нет. Видите, какие шикарные уши выросли?
— Да, уши шикарные…
— Вот хвосты тоже — вы своей купировали?
— Да…
— А мы — нет. Видите, какой хвост?
— Да, хвост… — задумчиво отвечает хозяйка добки.
— А вот лапы — видите, вы своей не купировали?
— НЕТ… А разве надо?
— Да, передние — в три недели, а задние — в пять… Видите, какие лапы?
Девушка так и ушла, глубоко задумавшись…

10:48
ГАРГУЛЬИ



— Мы разоримся на питбулях, — заявила жена, подводя баланс. — Спрос падает… Сейчас в моде мастино наполитано, фила бразилейро и все, что пострашней.
Отец, надо срочно менять породу.

— Кого им надо — чертей, что ли? — я хмуро оглядел питбуля. — Куда уж страшней? не псы — акулы!..

Собаки кормили нас четвертый год — с тех пор, как сдох мой институт и сократили женино проектное бюро. Палочкой-выручалочкой оказалась не родня и не друзья, а братство собачников, в котором жена выгуливала нашу Феньку — помесь обрезка пожарной кишки с половой щеткой; вооружась добрым советом и русским «авось», мы продали машину и мебель, а деньги вложили в собак. Что было!.. чумка, прививки, бессонные ночи, скандалы — но понемногу дело наладилось; мы вновь обставили квартиру, прибарахлились и вкатили в гараж немного потрепанный «вольво».

Угроза разорения погнала нас к друзьям-жукам; за пятьдесят баксов нас навели на беспроигрышного консультанта — жилистого, прожаренного солнцем доктора филологических наук, ныне академика по псиной части.

— Вот, — распахнул академик чайный ящик, где что-то отчаянно скреблось, — самая, на мой взгляд, перспективная порода.

— Это не собака, — прошептала жена, — что это?

— По-моему, — подал голос сынок, — это детеныш Чужих.

— Корм — фарш, яйца, молоко, белый хлеб, обязательно зелень и витамины. Как подрастет — живая пища, — неумолимо вещал академик, поглаживая маленькое чудовище (от которого — мне кажется теперь — он сам не знал как избавиться). — На время роста необходимо ультрафиолетовое освещение.

— У него и глаз-то нет, одни ноздри, — продолжала жена.

— Прорежутся, — уверил академик, — недели через две.

— Это кобель или сучка? — сынок попробовал перевернуть щенка — и еле успел отдернуть руку от живого капкана. Щенок стоил шесть тысяч зеленых. Мы решили рискнуть.

Питбулиха Сатана, завидев малыша, с воем забилась под ванну — ни лаской, ни едой, ни крючьями ее оттуда вытащить не удалось, там она и околела от нервного потрясения. В доме запахло озоном; озаренные запредельным сиреневым светом, мы ходили в темных очках-консервах и кольчужных перчатках — «Как Терминаторы», — восхищался сынок.

И точно, через пару недель у щенка прорезались глазки — зеленые, без зрачков, горящие не хуже габаритных огней. Заодно прорезался и голос — вроде циркулярной пилы, со всего маху входящей в бревно. Теперь весь дом знал — сыт щенок или голоден. Участковый был задобрен, но соседи обещали при случае пришибить малютку. Возникли проблемы и с выгулом — с двумя орденоносными кобелями случился родимчик, а с призовой сукой — выкидыш, едва жена вывела щенка на школьную площадку;
«Или тварь сидит дома, или „вольво“ горит синим огнем» — таков был смысл анонимки, кинутой нам в почтовый ящик.
Ветеринар обслуживать кроху наотрез отказался, ссылаясь на то, что не понял — насекомое это или пресмыкающееся.

— Па, я знаю, какой он породы! — закоротило сынка в день, когда у нашей надежды расправились жесткие, гремучие крылышки.
— Это гаргулья с собора Парижской Богоматери, а еще в игре «Пройди сквозь Ад» на шестом уровне такие есть. Во, виртуальная реальность в натуре, я балдею!

Пробуя летать, Гага разбил люстру и таранил стенку с хрусталем; пришлось держать его на балконе — как иные там держат курей — и на привязи, но крыс и кроликов ему на корм мы содержали в доме, потому что при виде Гаги они хирели и беспричинно дохли. Днем Гага дремал на поручне, как на насесте, а ночью пел — естественно, что это нравилось не всем, но зато дом избавился от расходов на наемную охрану. Двоих взломщиков на месте преступления хватил кондратий, три гопника загремели в дебильник, а заказного киллера так скрючила судорога, что он даже не смог сделать «хэндэ хох» и выпустить из рук помповое ружье, так его и увезли с ружьем — а все это благодаря Гаге, который соседей знал, а на чужих кричал как-то особенно пронзительно.

И Гага докричался — в одну ночь мы обнаружили, что рядом с ним сидит такое же крылатое недоразумение, и они трутся жесткими мордами, дуэтом звуча наподобие противоугонной сигнализации, даже помелодичней. Так длилось несколько ночей, а к весне уточнился и пол Гаги — она ощенилась десятком очаровательных гаргульчиков и мы, наконец облегченно вздохнув, смогли дать объявление в газету:

Продаются щенки демона, первый помет в Москве. Дорого. Охранно-сторожевая порода, неописуемо злобная, криком наводит порчу;
ваш надежный защитник, нежный и ласковый друг ваших детей. Не храпит, не линяет, псиной не пахнет.

По объявлению пришел один крутой, чем-то похожий на разжиревшую Гагу. Я встретил его в очках, в респираторе, с кольчужными руками;
из квартиры на клиента пахнуло букетом «Сварщики в зверинце».

— Здесь, что ли, демонов продают? — недоверчиво спросил он. — За пустой базар ответите…

Жена вывела Гагу на цепи, сынок вынес на руках двух гаргушек, Беса и Кошмарика — они царапали когтями бронежилет и улыбались по-своему.
Новороссиянин сбледнул с лица и утер холодный пот: — Класс! обоих беру, торговаться не будем — сколько?

— Вам, как первому покупателю — скидка, — я заломил цену от винта, чтобы нулей было побольше, но парнюга твердо решил купить:

— Точно, таких ни у кого в Москве нет! Вот с какой псиной долги собирать надо! И никакого рэкета, — он расцеловал малюток в хитиновые лбы и унес, держа за шипы на загривках.

Самочек мы оставили на развод, крылья им купировали — а дикого самца на крик приманили. Скоро средства позволили нам переехать за кольцевую дорогу и создать там питомник.

Теперь, как вы знаете, гаргульи — самая престижная живность для состоятельных людей. Любители острых ощущений охотятся с ручными гаргульями на бомжей на просторах подмосковных свалок; присматриваются к гаргульям и спецслужбы — мы уже натаскали на заказ нескольких самцов для выслеживания снайперов-террористов. Я сейчас занимаюсь методикой обеззвучивания гаргулий — при всех их достоинствах крик порой неуместен; было несколько инцидентов, когда зверюшки каркали не вовремя, насылая на клиентов и собеседников своих хозяев разжижение мозгов, псориаз и энурез.

Будь гаргульи еще и разумны, они по своим безупречным деловым качествам (лютость, безжалостность, способность пожирать пищу живьем вместе с костями и приносить беду одним голосом) заняли бы достойное место среди наших предпринимателей и политиков.

Напоминаю — только в нашем питомнике вы можете приобрести здоровую, обученную, породистую гаргулью. Остерегайтесь подделок!

Гаргулья — лучший бодигард, твердая гарантия заключения сделки с выгодой для вас, ваша уверенность в расчете с ненадежными партнерами;
ОHА ДАЖЕ МОЛЧА ПОЗВОЛИТ ВАМ ЛИДИРОВАТЬ В ЛЮБОЙ КОМПАHИИ smile :)

автор: Александр Белаш

17:13


Валера — боксер. И собака у Валеры — боксер. Зовут Гвоздь. Потому что ему забить на правила.
Гвоздь живет у Валеры. Иногда у Гвоздя бывает такое страшное выражение морды,
что мне очевидно, что это Валера живет у Гвоздя, а не Гвоздь — у Валеры.
Валера вечером гуляет с собакой.
Я вечером гуляю с детьми.
Про других собачек я говорю дочке: «Смотри, Катюня, собачка ГАВ — ГАВ. Хочешь погладить?».
Про Гвоздя я так не говорю. Ну нафиг.
Валера похож на своего питомца. Он суровый, как Гвоздь, только без слюней.
Мы живем в одном доме, но в разных подъездах.
На Пасху я пыталась с ними подружиться.
Хотела угостить Валеру куличом.
Сказала ему:
— Валера, Христос Воскрес.
Валера тяжело посмотрел на меня так, как Гвоздь смотрит на любимый мяч,
подранный до дыр, и ответил четко и по делу:
— Знаю. Поздравляю.
Я хотела объяснить Валере, что Христос воскрес не только у меня, а у всех, и даже у Валеры, но не стала.
Про яички, которыми над стучать друг об друга, даже не заикнулась.
Валера слишком буквален и прямолинеен для этой информации.
Валера тренирует Гвоздя злобно, но по-дружески. Учит его злости. Накачивает ненавистью.
Команды «Сидеть!» и «Стоять!» выполняем всем двором.
— Вот мяч, Гвоздь! Мяч — это большой кожаный пузырь. И ты, Гвоздь, большой кожаный пузырь. ФАС, Гвоздь, ФАС!
Однажды мой сосед по имени Иван Васильевич делал ремонт. С 8 утра до 23 вечера. Штробил, сверлил, стучал, громыхал.
Выходные его не останавливали. На проклятом острове нет календаря. Ребятня и взрослые пропадают зря.
Я позволила себе сделать замечание Ивану Васильевичу.
Встретила его во дворе и попросила шуметь в установленное законом время. У меня был маленький ребенок,
и я боролась за право спать по субботам хотя бы до 9.
Иван Васильевич громко и визгливо объяснил мне, что я — курица, мои цыплята для него — чужие,
и мои проблемы ему не интересны, а деньги в своем кармане — интересны, поэтому если я не могу потерпеть, то могу смело переезжать.
Иван Васильевич громко и унизительно кричал на меня на пяточке двора, доступном для обзора всему дому.
Я растерялась от чужой наглости, выпяченной так бесстыдно, и понуро молчала.
Со стороны мы выглядели как будто отец орет на дочь, которая принесла в подоле.
Я отошла в сторону, присела на скамейку, готовая заплакать. Меня оглушили наглостью, а муж на работе и защитить некому.
— Хочешь, мы его накажем? — спросил Валера, внезапно возникший передо мной.
У него играли желваки. Гвоздь тяжело дышал рядом, готовый к мести.
У меня душа резко упала в коленки. Я испугалась, хотела сказать«Не надо», но Валера не стал ждать моего ответа.
К Ивану Васильевичу подошла процессия из Валеры и Гвоздя.
Случилась экспрессия. Иван Васильевич сразу сменил профессию. И агрессию на депрессию. И, вероятно, конфессию, ибо стал молиться.
Я не знаю, что сказал ему Валера. Может, он сказал не ему, а Гвоздю.
Сказал Гвоздю, что Иван Васильевич — большой кожаный пузырь. И что фас.
Не знаю, но с того момента я спала по субботам сколько хотела.
Вчера вечером мы гуляли на площадке при свете фонарей. Весь день мы были заняты, и только в девять вечера вышли на променад.
Сын увлеченно бегал по площадке, сбрасывал перебродившую мальчишечью энергию.
Я отвлеклась на дочь в коляске, потеряла его из виду.
Вдруг я увидела, как к сыну приближается стремительная тень, и через секунду поняла: это Гвоздь.
Сын бегал, чем дразнил Гвоздя, и тот бежал его наказать. У меня от ужаса пропал голос и здравый смысл,
и я бросилась наперерез вместе с младшей спасать старшего.
То есть у Гвоздя могло быть сразу три кожаных пузыря: огромный, нормальный и маленький пузырик.
И тут раздался стальной голос Валеры, четкий, командный, резкий:
— СВОИ!!!
Гвоздь врезался в это слово, прям врезался и мгновенно выстроил новый маршрут, взяв влево.
Я застыла на месте. Меня обдали ужасом, и я обтекала паникой.
Ко мне сзади неслышно подошёл Валера и приказал в затылок:
— В этом районе никого никогда не бойся!!! Никого. Никогда. Поняла?
Я кивнула и прошептала пересохшими губами: «Спасибо».
Ну вот. Теперь я боюсь переезжать.
Ангелы-хранители всегда являются в разных обличьях.

Автор: ‎Viktor Djunko‎
12:50
16:38
11:58
13:02


На прогулке встретились, как иногда бывает, с прекрасным.
Среди весенней срани и какашек нам навстречу шла дивная компания. Бабушка, лет 70-80, такая, пожилая, но бодрая.
В черном пальто с норковым воротником, рукава в три четверти, в таких изысканных длинных перчатках, в юбке в пол и маленькой шляпке-таблетке с вуалькой.
Дети — девочка лет семи в клетчатом красно-зеленом коротком полупальто, в смешной вязанной шапке с ушами, в грубых гольфах и тяжелых ботинках.
И где-то десятилетний мальчик в спортивной куртке нараспашку, в спортивном же костюме и кроссовках. Румяные смешные дети.
-Вот, — остановилась бабушка и ткнула строго пальцем в мопсов. — Посмотрите дети. Это типичные представители рода канис фамильярис, то есть собака обыкновенная.
— Атипичные представители.- усмехнулся мальчик.
-Нет, необыкновенная собака… — восторженно протянула девочка.
-Это мопсы. Они же на английском — паг, а на французском -тут бабушка сказала что-то вроде калэн, но я не уверена…
Ваня и Бублик оглянулись вокруг, чтобы понять, про кого речь. Пагами и калэнами их еще не называли.
— Атипичная собака, давай дружить? Протянул мальчик руку к Бу.
— Алексей, у собаки во рту масса бактерий, вот тебе салфетки на всякий случай
— Бабушка, ну что ты такое говогррииишь? (програссировала девочка) У собак во рту лизоцим! Это пгррриродный антисептик! Да, пагсы?
Пагсы изумленно переглянулись, но на всякий случай согласились.
Потом внимательно посмотрели на девочку, намекая, что у них во рту, конечно лизоцим, но вообще-то пусто.
Я протянула детям печенье:
-Угостите их? Им будет приятно. Это Бублик, а это Иван Василич
Пока дети кормили и гладили внезапных калэнов, бабушка изумленно осматривала собак.
-Надо же, Иван Васильевич… Как мой покойный генерал. Очень похож, очень. Седина на морде, мудрый взгляд…
Они пошли было дальше, но бабушка вернулась ко мне.
-Скажите, он храпит?
-Ага, сильно.
-Точно, мой Ванечка воплотился!
А потом наклонилась ко мне поближе и шепотом добавила
-У него даже тестикулы так висели в старости!
Пока я приходила в себя, они исчезли, как будто привиделись.
Только Иван Василич смотрел на меня ярым генеральским взором и побрякивал отвисшими тестикулами
Весна!
ПыСы
вот вам смешно, а мне теперь вообще-то спать с генералом в одной кровати!

Автор: Маруся Васильева, г.Харьков Украина